Футболка для мальчиков Demix

Футболка для мальчиков DemixФутболка для мальчиков от demix завершит образ в спортивном стиле. Уникальный дизайн на груди расположена яркая запоминающаяся графика.<br>Пол: Мужской; Возраст: Дети; Вид спорта: Спортивный стиль; Защита от УФ: Нет; Покрой: Прямой; Светоотражающие элементы: Нет; Дополнительная вентиляция: Нет; Материалы: 65 % полиэстер, 35 % хлопок; Производитель: Demix; Артикул производителя: ETSB083A12; Страна производства: Бангладеш; Размер RU: 122; Футболка для мальчиков от demix завершит образ в спортивном стиле. Уникальный дизайн на груди расположена яркая запоминающаяся графика.
Пол: Мужской; Возраст: Дети; Вид спорта: Спортивный стиль; Защита от УФ: Нет; Покрой: Прямой; Светоотражающие элементы: Нет; Дополнительная вентиляция: Нет; Материалы: 65 % полиэстер, 35 % хлопок; Производитель: Demix; Артикул производителя: ETSB083A12; Страна производства: Бангладеш; Размер RU: 122;

Подробнее >>>





Правда воли монаршей во определении наследника державы своей

Правда воли монаршей во определении наследника державы своей113140Редкость!Прижизненное издание.Санкт-Петербург, 1726 год. Санкт-Петербургская типография.Профессиональный новодельный кожаный переплет. Корешок с золотым тиснением.Сохранность хорошая. Восстановлены титульный лист и 25, 28 страницы.Архиепископ Феофан (в миру Елеазар (или Елисей) Прокопович, 1681 - 1736) - епископ Русской Православной Церкви; с 25 июня 1725 годаархиепископ Новгородский. С 25 января 1721 года - первый вице-президент Святейшего Правительствующего Синода (и по смерти СтефанаЯворского - его фактический руководитель), с 15 июля 1726 года - первенствующий член Синода Русской Православной Церкви; проповедник,государственный деятель, писатель и публицист, поэт, философ, сподвижник Петра I.Основные положения Правды воли монаршей, сочинения, послужившего обоснованием российского абсолютизма, сводятся к следующему:светская государственная власть обладает верховенством, она повинуется только Богу и никаким - ни человеческим, ни церковным - нормам. Еслидовести мысли Прокоповича до логического конца, то подданные вообще не имеют никаких прав: они обязаны беспрекословно исполнять волюмонарха, и делать это даже в том случае, если на троне окажется закоренелый злодей, далекий от устремлений к общественному благу. Отсюдасамодержавие приобретает черты азиатского деспотизма. Теоретически Прокопович, правда, допускал возможность конституционной монархии,не случайно в его библиотеке хранились законы (статуты) и конституции различных стран.Принцип параллелизма светской и духовной власти, который в начале XVIII в. находил своих приверженцев среди иерархов церкви и православногонаселения, Прокопович подверг тотальной критике.Как богослов, он находился под сильным влиянием протестантской схоластики XVII в., которая, в свою очередь, восходит к сподвижнику М. Лютера- Ф. Меланхтону. Прокопович настаивал на исключительном значении Священного Писания в делах веры. Авторитет церковных соборов он явноумалял, да и сама церковь понималась в его трудах как своеобразное общество христианской взаимопомощи. Широкий резонанс в православныхкругах вызвало написанное им в 1712 г. на русском языке сочинение Распря Павла и Петра об иге неудобоносимом (в собрании богословскихработ Прокоповича ему соответствуют VI и VII трактаты о человеке невинном и падшем). Сочинение это, проникнутое мрачным мировоззренческимпессимизмом, встретило резкий отпор со стороны иначе мыслящих богословов, Феофилакта Лопатинского и Маркелла Родышевского. Первыйнаписал против него специальный трактат Иго Господне благо и бремя Его легко, где в соответствии с православной традицией доказывал, чточеловек получает спасение не одной верой, но и добрыми делами. В XVIII в. богословская доктрина Прокоповича с незначительнымимодификациями была принята в качестве официальной, хотя пассивная оппозиция к ней существовала как в верхах русской иерархии, так и средиверующих.При всех своих недостатках Прокопович, несомненно, имеет заслуги перед отечественной культурой. Рационалистическое отношение кдействительности, стремление подвергнуть все окружающее нелицеприятному суду разума, пропаганда передовых философских и социологическихвоззрений - все эти элементы его учения нашли свое развитие в трудах представителей русской философской мысли второй половины XVIII в. Не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.Редкость!Прижизненное издание.Санкт-Петербург, 1726 год. Санкт-Петербургская типография.Профессиональный новодельный кожаный переплет. Корешок с золотым тиснением.Сохранность хорошая. Восстановлены титульный лист и 25, 28 страницы.Архиепископ Феофан (в миру Елеазар (или Елисей) Прокопович, 1681 - 1736) - епископ Русской Православной Церкви; с 25 июня 1725 годаархиепископ Новгородский. С 25 января 1721 года - первый вице-президент Святейшего Правительствующего Синода (и по смерти СтефанаЯворского - его фактический руководитель), с 15 июля 1726 года - первенствующий член Синода Русской Православной Церкви; проповедник,государственный деятель, писатель и публицист, поэт, философ, сподвижник Петра I.Основные положения "Правды воли монаршей", сочинения, послужившего обоснованием российского абсолютизма, сводятся к следующему:светская государственная власть обладает верховенством, она повинуется только Богу и никаким - ни человеческим, ни церковным - нормам. Еслидовести мысли Прокоповича до логического конца, то подданные вообще не имеют никаких прав: они обязаны беспрекословно исполнять волюмонарха, и делать это даже в том случае, если на троне окажется закоренелый злодей, далекий от устремлений к общественному благу. Отсюдасамодержавие приобретает черты азиатского деспотизма. Теоретически Прокопович, правда, допускал возможность конституционной монархии,не случайно в его библиотеке хранились законы (статуты) и конституции различных стран.Принцип параллелизма светской и духовной власти, который в начале XVIII в. находил своих приверженцев среди иерархов церкви и православногонаселения, Прокопович подверг тотальной критике.Как богослов, он находился под сильным влиянием протестантской схоластики XVII в., которая, в свою очередь, восходит к сподвижнику М. Лютера- Ф. Меланхтону. Прокопович настаивал на исключительном значении Священного Писания в делах веры. Авторитет церковных соборов он явноумалял, да и сама церковь понималась в его трудах как своеобразное общество христианской взаимопомощи. Широкий резонанс в православныхкругах вызвало написанное им в 1712 г. на русском языке сочинение "Распря Павла и Петра об иге неудобоносимом" (в собрании богословскихработ Прокоповича ему соответствуют VI и VII трактаты о человеке невинном и падшем). Сочинение это, проникнутое мрачным мировоззренческимпессимизмом, встретило резкий отпор со стороны иначе мыслящих богословов, Феофилакта Лопатинского и Маркелла Родышевского. Первыйнаписал против него специальный трактат "Иго Господне благо и бремя Его легко", где в соответствии с православной традицией доказывал, чточеловек получает спасение не одной верой, но и добрыми делами. В XVIII в. богословская доктрина Прокоповича с незначительнымимодификациями была принята в качестве официальной, хотя пассивная оппозиция к ней существовала как в верхах русской иерархии, так и средиверующих.При всех своих недостатках Прокопович, несомненно, имеет заслуги перед отечественной культурой. Рационалистическое отношение кдействительности, стремление подвергнуть все окружающее нелицеприятному суду разума, пропаганда передовых философских и социологическихвоззрений - все эти элементы его учения нашли свое развитие в трудах представителей русской философской мысли второй половины XVIII в. Не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.

Подробнее >>>